вторник, 1 июля 2014 г.


Вязание мушек для «чайников».

Данный опус я пишу для тех, кто увлекается нахлыстом и собирается начать вязать мушки сам, либо для тех, кто начал вязать мушки относительно недавно, и у него не все получается гладко. Надеюсь, что эти заметки помогут вам избежать ошибок, которые я сам делал, когда начал вязать мушки.

Ничто так не улучшает технику вязания мушек (а также дальность и точность заброса), как пойманная килограммовая форель. Но если по вашему участку не протекает форелевый ручей, а в соседнем доме не живет опытный нахлыстовик, вам могут пригодиться мои заметки.
Немного теории.
В современном вязании мушек можно выделить три основные школы: первая, английская, использует, в основном, традиционные материалы, избегая даже таких общих, на сегодняшний день, мест, как вольфрамовые головки и полипропилен, вторая – американская, не чуждающаяся новинок вроде вышеуказанных, или шерсти обезьян, и третья – русская, относительно новая, создающая идеально точные трудоемкие имитации.
Разумеется, это достаточно общее деление и стоит упомянуть, по крайней мере, чехов с их особенной техникой ловли и вязания мушек – чешским нимфингом, но я хочу подчеркнуть принципиальные различия в подходе вышеупомянутых трех школ.
Американская и английские школы не стремятся создать точную имитацию. По мнению приверженцев этих направлений, достаточно соблюсти пропорции прототипа, размер и цветовую гамму, чтобы создать удачную приманку. Русская же школа, продолжая традицию Левши, часто стремиться к филигранной точности, включая все элементы насекомого-прототипа – усики, глаза, голову, торакс, крылья, ножки… Результат впечатляет, признаюсь, но вязание каждой приманки занимает уйму времени, что в походных условиях просто недопустимая расточительность.
Мне кажется, что такое различие в подходах продиктовано тем, что для западных рыболовов форелевая рыбалка значительно доступнее, чем для большинства российских нахлыстовиков. А там в России, где поймать лососевую рыбу легче – на Кольском, на северных реках – и имитации делают примитивнее.
Действительно, если вы ходите по реке с рассвета до заката, а вернувшись в лагерь вы должны быстро перекусить и наскоро навязать мушек для завтрашнего похода, вряд ли вы сможете уделить каждой мушке по 15-20 минут. Я считаю хорошим темпом для вязальщика дюжину мушек средней сложности в час – вдумчиво, но без фанатизма.
Поклевок на мушку, связанную на крючке нужного размера, с соблюдением правильных пропорции и материалов, будет не меньше, чем на самую реалистичную имитацию насекомого. И не говорите, что мушки можно навязать заранее. Приехав на совершенно новый водоем, в другую страну, в другой сезон, вам скорее всего придется вязать мушки на месте, так как из того арсенала, что вы привезли с собой, почти ничего не пригодится. У меня бывало, что в знакомом месте в Словении, с разницей в месяц (и год), форели отдавали предпочтение принципиально иным приманкам, и мне приходилось «перевязывать» вечерами весь свой набор мушек и стримеров. А срок жизни мушки при активном клеве форели – недолгий. Причем основной износ не в момент поклевки, а во время вываживания,  когда мерная форель, вцепившись зубами в сухую мушку, сопротивляется, вращаясь по оси, чтобы вновь обрести свободу. Формула «одна мушка = одна форель» при такой рыбалке наиболее предположительна. При ловле же на тонущие нимфы частые зацепы могут изрядно проредить вашу коробку (как и нависающие над водой кусты – набор ваших сухих мушек).
Именно поэтому я сторонник западной школы вязания, использую некоторые современные материалы, но все-таки не куплю готовые пластиковые крылья или тела мушек, то есть не являюсь апологетом строго английской или американской школы. Моя задача – обеспечить себя за час набором мушек на одну рыболовную вылазку.

С чего начать?
Чем больше типов мушек вы научитесь вязать, тем быстрее вы будете прогрессировать. Я не ставлю своей целью опубликовать в этой статье подробные поэтапные планы вязания мушек, мне кажется, что для этого лучше подходят ролики на YouTube, я только посоветую, с каких типов мушек стоит начать.

Для начала хорошо бы научиться правильно закреплять монтажную нить, работать с даббингом и сегментацией тела, работать со свинцовой проволокой, а также правильно завязывать нить в конце работы и закреплять головку мушки каплей клея, не заклеивая колечки крючка. Попробуйте начать вязать с чешских нимф типа Scud (не с вязаным (woven), а с простым телом).
После того, как вы связали не менее четырех дюжин таких приманок, попробуйте связать популярную нимфу Gold Head Prince. Это научит вас работать с гусиным байотом и латунными головками в сочетании с уже знакомой вам свинцовой проволокой и павлиньим пером.
Затем можно переходить к сухим мушкам. Начните с чего-то легкого, например Elk Caddis. Это познакомит вас с работой с оленьим мехом и перьями петуха (обратите внимание на соответствие номеров крючков и размеров перьев – об этом далее). Потом попробуйте вариации Trico (Spinner) – попробуйте свои силы с работе с материалом Antron или с перьями CDC. Если у вас все получается, и ваши мушки начнут ловить рыбу, вы можете попробовать связать Stimulator – достаточно сложную для вязания сухую мушку (и одну из наиболее уловистых).
Ну и для своего удовольствия и практики работы с перьями марабу и полосками меха кролика, навяжите полтора десятка стримеров – этот тип приманок позволяет достаточную степень вольности в работе, большую степень, чем с любыми другими типами нахлыстовых приманок.
Если вы справитесь со всеми предыдущими заданиями, я советую познакомиться напоследок с королевой английских озер. Мушка Alexandra интересна в работе, чрезвычайно красива, и с ней в вашей коробочке будут все наиболее уловистые приманки на этой планете.

Несколько советов помогут сэкономить время и избежать ошибок.
1. Используйте правильные материалы.
Мушка должна быть связана на правильном крючке. Крючки для нимф и других тонущих приманок тяжелее, чем для сухих мушек. Кроме того, для мушки важна форма. Есть приманки, такие как Stimulator или тот же Scud, для которых используются специальные формы крючков.
Даббинг может быть синтетическим (и плавающим) – он больше подойдет для сухих мушек, или натуральным, например – из меха зайца, он больше подойдет для нимф. В некоторых типах натурального заячьего даббинга есть вкрапления шерстинок, расчесав которые расческой для бровей, мы получим красивые ножки нимфы.
Для мелких мушек стоит использовать тонкие монтажные нити, а для крупных стримеров я иногда использую тонкие плетеные шнуры, что придает приманке прочность и позволяет крепче прихватывать витки и использующиеся материалы.
Обращайте на эти мелочи внимание, и ваша работа станет легче и успешнее.
2. Не стоит экспериментировать.
Этим все сказано. Не пытайтесь заменить перо фазана пером страуса, даббинг – начесом шерсти любимого кота. В противном случае вы можете получить мушку, которая внешне будет очень похожа на образец, но не поймаете на нее рыбу, так как она не будет работать по ряду причин. Ворсинки пера могут слипаться, даббинг неверно работать при контакте с водой и так далее.
3. Следите за правильными пропорциями и цветовой гаммой.
Не пытайтесь изменить пропорции мушки – не вы придумали эту приманку, не вам её менять. Примеры таких экспериментов можно найти тысячами в дешевой зоне Ebay – китайцы продают мушки, глядя на которые можно понять, от какого прототипа было получено «вдохновение», но работать такие мушки не будут – искажены пропорции, используются неправильные крючки. Зачастую в дешевых мушках используется слишком много материалов, что не всегда хорошо влияет на клев. Например замечено, что привередливая рыба скорее атакует бедно «одетую» сухую мушку, так как именно слабые особи бабочек первыми падают на воду, чем приманку с щедро привязанным слишком длинным или объемным крылом.
На одном чопорном английском форуме моего Gold Head Prince, приманку, с которой я начал вязать мушки, похвалили, заметив, правда, что люрекс при обмотке тела должен быть не зеленым, а… золотистым. На мушке на крючке №14 форумчане разглядели три витка люрекса нештатного цвета! Причем общеизвестно, что при обычной технологии вязания этой нимфы люрекс исчезает после 1-2 поклевок… Должен признаться, что я тогда усмехнулся и назвал англичан занудами, но с тех пор не связал ни одного «Принца» с обмоткой из люрекса другого цвета, а с тех пор прошло уже немало лет….
Размер используемых материалов и их сочетаемость очень важны. В продаже есть специальная пластинка, крепящаяся на ваши тиски, которая поможет выбрать правильные размеры перьев и соответствующих им крючков – рекомендую.

4. Начинайте вязать на крупных крючках.
Для того, чтобы научиться, лучше начать с крупных приманок. Не комлексуйте – я успешно ловил килограммовых форелей на сухие мушки на крючках №4 и №6, на стримеры на крючках №1 и 2.
Если ваша мушка выглядит идеально, спускайтесь по размеру крючка через 1 до конечного, с которым собираетесь ловить (например: №6 - №10 - №14).

5. Не вяжите 10 разных мушек за вечер – свяжите 10 одинаковых.
Даже если первая мушка получилась неплохо, не давайте волю своему воображению («А ну-ка, сделаем тело не белым, а красным…», «А если головку сделать черной?…») и так далее. Свяжите 10 абсолютно одинаковых мушек, в соответствии с инструкцией на YouTube. Кроме того, что они будут эстетично смотреться с вашей коробке, вы сможете сравнить первую  и десятую мушку. Если вы не видите разницы, скорее всего у вас хорошо получается (либо вам стоит поменять очки…. J ).
6. Не стесняйтесь разрезать неудачную мушку и связать на этом крючке новую.
Если вы хотите поймать рыбу на связанную своими руками мушку, не ищете компромиссов. Не нравится результат? Лишние витки монтажной нити скрыли колечко крючка? Разрежьте, извлеките возвратные элементы (в первую очередь – крючок, латунную голову и т.д.) – и начинайте вязать снова. Не обязательно выполнить норму за один раз, вязание мушек все-таки процесс творческий – устали, не получается – сделайте перерыв, продолжайте в другой раз.
7. Правильно огружайте мушки.
Речь идет, разумеется, о тонущих приманках: нимфах, стримерах и так далее. Важно понимать, какой игры мы ждем от приманки. Нимфы, как правило, должны при проводке касаться дна, а при остановке приманки, подниматься к поверхности, имитируя движения настоящей личинки. Поэтому сложно угадать, насколько должна быть огружена ваша приманка, не побывав на водоеме.
Я знаю, что весной, по высокой воде, мне понадобятся более тяжелые нимфы, чем осенью. Тем не менее, важно не переборщить: не сложно добавить витков свинцовой проволоки, но можно получить нимфу, камнем падающую на дно и не играющую на течении (а значит, и не приносящую поклевки).
Если заранее не известно, в каких условиях придется ловить, стоит связать мушки разного веса на одинаковых крючках. Отметьте их каким-то особенным способом – например, разместите их в коробке по рядам в соответствие с весом, и перебирайте на реке, пока не найдете идеальный вариант.

У каждого опытного вязальщика есть свои маленькие секреты, поэтому лучше всего на первых порах взять свои инструменты и материалы, и устроить совместную сессию вязания мушек вместе с опытным нахлыстовиком. Это даст вам необходимые знания и уверенность в себе, чтобы взять правильный старт. Чем больше будет накопленный вами опыт, тем быстрее вы будете осваивать новые типы приманок. Возможно, связав несколько тысяч мушек, вы захотите изобрести свой собственный паттерн, но если вы чувствуете необходимость облагодетельствовать современное нахлыстовое сообщество, ведущее свою историю из далекого 15 века, и создать идеальную мушку уже после первого экзерсиса, стоит прочесть этот очерк еще раз. Желательно до начала работы. Удачи вам и крепких петель! J

Пролог: из Арланды (Стокгольм) в Альвдален в два этапа

Один мой приятель родом из Швеции: его отец служит в ООН, и оба они – отец и сын – заядлые рыбаки. Познакомился я с ними случайно, много лет назад, и с тех пор мы дружим, выбираясь время от времени на совместные вылазки.
Они порекомендовали мне порыбачить ранней осенью в Скандинавии. Общепринятый стереотип дороговизны Швеции разбился о ценник молодой лоу-костовой авиакомпании Norwegian Airways. Прямой полет в Стокгольм, заказанный за полгода, стоил на 50% дешевле, чем мы предполагали. За крупногабаритный тубус для удочек и за еду нужно было доплачивать, но мы не нуждались ни в том, ни в другом, так как все мои удочки – традиционно многоколенные и умещаются в своих тубусах в чемоданы, а сэндвичи мы купили в кафешке в аэропорте, перед полетом.
Вылетели 25 августа, но из-за того, что полет был вечерний, пришлось сделать остановку на полпути. Наша конечная точка была на 350 километров севернее Стокгольма, что в переводе на местный скоростной режим означало около 6 часов.
Переночевав на полпути, наскоро позавтракав и собрав вещи, мы выехали в городок Alvdalen, в северном районе Швеции Dalarna.

28 августа, Манста, хариусы

На новом месте начинаешь ловить, как правило, через несколько дней, не сразу. Приходит уверенность в приманках, точках ловли, технике. Начинаешь бродить по реке неспеша, вдумчиво, не тратишь время на пустую смену мушек, не суетишься. Наше путешествие переходило в эту стадию.

Погода была стабильно солнечной, с холодными, безветренными восходами, и теплыми днями. С каждым днем количество собранных и оставленных в "Вольво" удочек все увеличивалось.

Ничего не забыли?
На лужайке за домом уже другая, не вчерашняя, олениха пасла олененка, уведя его при нашем появлении в ближайшую лощину, строго оборачиваясь на нас – не обидим?

Еще одна курсировала чуть ближе к домам, собирая богатые осенние плоды в соседнем саду.

Рассветные часы, когда туман клубится над перекатами, не слышно ни звука, не шелохнется ветерок - самое уловистое время. Но я не мог заставить себя взяться за удочку, все крутил и крутил колесико резкости объектива, унося с собой не только ощущение заходившей на том конце подлеска рыбы, но и визуальный ряд скандинавского волшебного утра, зная, что моих фотографий ждут друзья дома.

Наверное это сочетание пятидесятимиллиметрового мануального, выпущенного в 1981 году, объектива и прекрасного дисперсного освещения - мне практически не пришлось обрабатывать эти фотографии.

Когда ловишь на реке, всегда кажется, что стоишь у наименее удобного берега. Я часто перехожу протоки там, где мало кто пройдет, пытаясь найти золотую середину между неосмотрительностью и стремлением попасть в более перспективное место. Вчера я не решился перейти протоку к небольшому островку, чтобы обловить поток с противоположной стороны, а сейчас, найдя на берегу звериную тропку, разложил посох и шагнул в поток.

Помня о фотоаппарате в рюкзаке, мне пришлось несколько раз отступать и искать более мелкие места, но в конечном итоге я добрел до острова. Река за ним была совсем мелкой, почти до противоположного берега можно было добрести по колено. Я обогнул островок и побросал нимфы в протоку за ним. Поклевки были очень трудовыми, а сходы - частыми.


Сегодня в рыболовный центр должен был вернуться Стефан Ларссон, мой знакомый гид-нахлыстовик и я, оставив напарника на реке, уехал - позавтракать и переговорить со ним.

Рыболовный центр был еще и нашей ниточкой-связью с Большой Землей, так как там был дырявый, инцидентальный, но все-же достаточно частый, 
WiFi, и мы могли посмотреть на то, как наш пёс проводит время у друзей, пока мы отдыхаем, ежедневно гуляя по пять часов и плавая в море.
На пороге нахлыстового клуба меня встретил крепкий невысокий бородач, в кепке Simms, в рыбацкой рубашке, с финским ножом на боку, увешанный инструментами и фенечками, с руками, украшенными цветными татуировками ручьевой форели, с кольцами на всех пальцах и с браслетами. Я жалею, что постеснялся сфотографировать его.

У шведов безупречный английский и Стефан, тембром голоса похожим на Сталлоне, подробно рассказал мне, где и как рыбачить. 
"You will see the cliff, and after that 4 rocks in the stream - one, two, three, four.." - басил он. Слово "cliff" было явно ключевым в его рассказе, и я вернулся в машину за переводчиком. "Утес", ага, и по-русски стоит вспомнить слово, которым не пользовался 20 лет...
После получаса разговора, который пролетел незаметно, я попросил Стефана подвязаться поводить нас (полдня 2.000 крон, день 3.000 крон до 4 человек, 200-300 евро, дороговато, но уж очень он хорошее впечатление произвел на меня). Но, к сожалению, выяснилось, что Стефан один в магазине 29 и 30-го, а 31-го, последний день сезона, к нему приезжали его друзья, с которыми он договорился отпраздновать это событие.
Уже задним числом я подумал, что мог бы договориться с ним на насколько часов - светло было до восьми, или попросить найти замену - но я торопился, так как условился забрать Стива, и все умные мысли пришли в мою голову уже первого сентября, по дороге в Стокгольм.
Но Стефан, увидев мое расстроенное лицо, выхватил карту, и, водя по ней ланцетом, наметил мне полтора десятка точек. "Парень, не расстраивайся, вот твой гайдинг!"
Стефану удается делать вошебные снимки, просто балансируя по камням с простеньким Canon-ом, с обычным китовым объективом. Объектив этот он даже не закрывает крышечкой, а сам фотоаппарат мне продемонстрировали, просто засунув руку и вытащив его откуда-то из глубин прилавка. Вообще гид выглядел так, как будто он готов прямо сейчас выйдти из магазина и зайти в реку. Впрочем, зачастую так и бывает - она течет в ста метрах от магазина. Адрес Стефана: (там есть и закладка на его блог) http://alvdalenfiske.se/

Основную мысль, которую я вынес после нашего разговора с ним: короткое скандинавское лето порождает некрупных насекомых. Бабочки-веснянки, в Словении легко достигающие 4-6 сантиметров, здесь едва дотягивали до сантиметра. То есть мои 
Stimulator на крючках №6 впечатлили моего собеседника, но он тут же достал свое коробку - у него тоже эти мушки в фаворе, но на крючках.... №16-18.
"Я обожаю этот паттерн, - сказал он - иначе я бы никогда не стал вязать их на таких мелких крючках!". Улыбается - Stimulator мушка с многими элементами, чем мельче крючок, тем сложнее связать.
Подобрав напарника, мы отправились на первую намеченную Стефаном точку.
Мы перешли протоку к небольшому острову, я нарезал подберезовиков на ужин, взял «тройку» и коробку с сухими мушками и зашел в реку.

В протоках на сухую мушку бойко клевал мелкий хариус. Я традиционно перешел и дальнюю протоку, пробрался через ельник к противоположному берегу и, с удивлением обнаружил на другом берегу хороший двухэтажный дом. Причем дом этот стоял абсолютно одиноко в обступавшем его лесу. 
Я вернулся к протоке между островами и встал спиной к ельнику. Я живу в мире с природой, не боюсь диких зверей, но когда, на фоне рассказов Стефана о встречающихся в Даларне медведях, у меня за спиной на берегу раздалось громкое "МУААААААА!!!!", чуть не выпрыгнул из забродников. Обернувшись, я увидел, что за мной на берегу стоит.... овца...
Как мне потом рассказали, отару овец привозят на остров каждой весной, где они спокойно могут пастись все лето, а осенью перевозят обратно. Мы половили до заката, изредка приводняя очередного хариуса, вернувшись к вечеру в домик. На завтра нам предстояло исследовать верхний приток реки, ручей Рут, в 30 километрах севернее Альвдалена.

30 августа, ручей Рут

Наша деревенская часть отпуска подходила к концу, и мы решили посвятить этот день исследованию ручья Рут ниже Гнезда Дракона. Была надежда на то, что ниже по течению нам удастся все-таки поймать несколько рыбин покрупнее, а может быть и подобрать ключик к успешной ловле дикой ручьевой форели.

Хождение по горным ручьям в забродниках – удовольствие, если можно пройти везде. Когда один из берегов резко уходит вверх, можно найти отмель и перейти на противоположный, пологий, берег. Редкие просеки выводили к воде и там, где на течении торчали головы валунов, или река прижималась к темному красавцу-утесу, я заходил в воду. Иногда все-таки приходиось подниматься на берег, чтобы обойти особенно глубокий участок.

Правда не могу сказать, что брожение на переходах по мягкому ковру из оленьего мха, щедро украшенного синим - голубики, красным – брусники и малины со смородиной, коричневым и красным – шляпками грибов - было нам в тягость.

Поклевки мелкого хариуса были достаточно стабильны, иногда нужно было только сменить мушку с яркой, с белыми крыльями, на невзрачную, серую или коричневую, чтобы снова принять в подхватку очередного «парусника».

Переходы через подлесок выводили на целые семейства подосиновиков, некоторые экземпляры были внушительных размеров.

Местные породы, насыщенные минералами, конкурировали с цветом шляпок грибов своими охристыми вкраплениями.

Время от времени я пытался обловить некоторые заводи тяжелыми стримерами, в надежде на крупную форель, но тщетно. Редко можно вот так, на трудовой рыбалке, уловить нужную скорость проводки или угадать с размером и цветом приманки, нужен дельный совет того, кто часто ловит на этой реке.

Достаточно часто река поворачивала, образуя хороший омут и там, на границе быстрой и медленной воды, я подбрасывал мушку в протоку и аккуратно принимал подхваткой очередных хариусов.

На переходах склоны иногда были такими крутыми, что выбираться наверх приходилось буквально на четвереньках, по обезьяньи карабкаях по влажным скалам.

Балансируя на течении с фотоаппаратом, с мануальным объективом, я старался запечатлеть эту красоту. Стив, возвращаясь по берегу посмотрел в мою сторону и спросил Вику с ужасом: "Он что, ходил в протоку с фотоаппаратом наперевес?.. Он сумашедший..." Вика заверила моего напарника, что я так все время хожу. :)

На закате вернулись в нашу избушку в Вёса, чтобы начать собирать вещи – оставался последний день в Альвдалене и путь обратно в Стокгольм. Надеюсь, мне удастся вернуться сюда снова.










29.08.13, ручей Рут, хариусы и проишествие с бензином

Французская поговорка гласит: «Сухой рыбак и мокрый охотник являют вид печальный». Не имев никогда пристрастия к рыбной ловле, я не могу судить о том, что испытывает рыбак в хорошую, ясную погоду и насколько в ненастное время удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает неприятность быть мокрым. 
И. С. Тургенев, «Живые мощи», 1874 г.

Прогноз на двадцать девятое обещал пасмурную, временами дождливую погоду. Мы решили подняться вверху по ручью Рут, чтобы исследовать десятикилометровый отрезок реки.
Место это было всего в 30 километрах к северу от Альвдалена, но вдруг, после пересечения очередного мостика, асфальтовое покрытие исчезло, и дальше нас повела вполне сносная грунтовка.
Справа и слева от машины мелькали маленькие хутора и летние домики, а еловый лес стал гуще. У указанной точки мы нашли съезд с дороги, где можно было приткнуть машину, и вышли к реке. Небо затянулось свинцовыми тучами, снизу по реке тянул холодный осенний ветерок. Я быстро нашел на берегу следы старого костерища, и занялся разведением огня, так как было очевидно, что без костра высидеть на берегу даже час будет тяжело.
Сухие ветки валежника загорелись скоро, а через несколько минут в широкой двухметровой зоне костерища было сухо и тепло. Я перенес наши вещи поближе и зашел в воду.

Прямо напротив нашего импровизированного лагеря был утес и несколько интересных валунов в воде.
Полавливая мелкого хариуса, мы время от времени выходили к костру погреться, подбросить дров и выпить стакан чаю.
Небо затянуло тучами и начал накрапывать сначала мелкий, а потом уже по-честному сильный дождь. Сначала я надеялся на скорое его завершение, накрывая костер крупными бревнами и переворачивая их, создавая навес от капель. Но вскоре стало понятно, что непогода пришла надолго. Вика ушла в машину, а я накрыл рюкзаки специальным чехлом, защищая их от воды, предоставив костер самому решать – гаснуть или продолжать бороться.
Стив ушел ниже по реке, за поворот. 

Я принял решение эвакуировать Вику в домик, а потом вернуться за напарником, предварительно отметив на навигаторе точку. На будущее: стоит брать с собой водонепроницаемые пакетики и ручку с бумагой, так как никакой дигитальной связи у нас не было, и я не смог оставить напарнику весточку.

Проишествие с бензином
Стрелка топлива уже давно была возле нуля, а предупредительная лампочка горела. Я собирался заправиться до рыбалки, но напарник торопился на реку. Так что сейчас вопрос заправки стоял особенно остро: без нее я просто не смог бы забрать его.
В Альвдалене выяснилось, что ни одна из двух бензоколонок городка не держит этанол... "Поезжайте в Мору, это 4 мили, сэр" - сказала мне белобрысая девушка в турбюро. Ну, 4 мили - ерунда. И тут я развернулся на каблуках на выходе: "А сколько это, шведская миля?" "10 километров". Ох. Я не был уверен, что мне хватит горючего, но другого выхода не было - не бросать же "Вольво" тут... Кроме того, я не очень понимал, как происходит заправка газом. Может его в канистре и не привезешь?...
Не отводя глаз и прислушиваясь к звуку мотора, мы проделали 40 километров до Моры, на последних парах вкатившись на первую же бензоколонку. А еще через час я уже возвращался за Стивом.
Проезжая по околице Альвдалена, заметил бредущего по обочине зверька. Его движения не оставляли сомнений – выдра!
Несколькими километрами далее, лихо ввернувшись в поворот в сторону нужного ручья, я резко ударил по педали тормоза: на мостике, перекрывая мне проезд, стоял... вертолетик....

Гнездо Дракона
Через четверть часа я нашел своего напарника и выяснилось, что ниже по течению обнаружилось несколько интересных поворотов реки и плесов, на которых прекрасно клевал хариус. Мы сели в машину, а там, где подлесок разрывался потоком крупных овальных валунов, раскрашенных в красный, зеленый и коричневый мхом, припарковались и пошли к воде. Валуны были похожи на яйца сказочного ящера, за что место мгновенно получило свое название.
Через реку в этом месте был перекинут деревянный мосток с предупредительным знаком – только пешком!, на обоих берегах стояли летние домики.
И выше «кладки», и ниже её было достаточно интересных мест, и оставшиеся до заката часы мы уделили ужению хариуса на сухие мушки. Но максимальный размер, который приносил поклевки был на крючках №14.
Большинство мушек, которые используют в этом регионе, классика: из сухих это AdamsRoyal WolfSpinnerStimulator, а нимфы в почете самые примитивные, такие как Pheasant TailPrinceHares Ear.
Мой приятель-швед скептически относится к свои соотечественникам (ведь своих мы всегда судим строже), и считает выбор классических мушек признаком зашоренности. Я же усмотрел в этом дань традиции, достойную уважения, особенно когда речь идет о таком старинном способе ужения, как нахлыст.


Как только дождь переставал, хариус начинал активно питаться, выходя практически при каждой проводке. Ловля на сухую мушку – самая деликатная и сложная, но самая впечатляющая. Подаешь небольшую приманку на границу быстрой и медленной воды и следишь, чтобы течение не подхватило подлесок. Как только движение мушки становится неестественным, подлесок тащит течением – поклевки прекращаются. Но когда входишь в режим переброса шнура вверх по течению после приводнения мушки и выбираешь только необходимую длину шнура для кольцевого заброса, начинаешь получать удовольствие от этой медитации. Заброс, переброс шнура, сплав мушки, удар хариуса, прием рыбы в подхватку и вот, после того, как ты полюбовался алым парусом-плавником, ты отправляешь рыбу обратно в воду. Еще неделю после этой рыбалки я закрывал глаза и видел вылетающую из-за моего правого плеча петлю шнура. Завтра мы договорились продолжить исследование Рут ниже от Гнезда Дракона.

27 августа, Альвдален и окрестности

Накануне я обратил внимание на то, что у всех без исключения автовладельцев принайтованы батареи противотуманных фар блоками по 2, 4 и даже 6 в ряд. Проснувшись на рассвете, я понял, что такая экипировка – суровая действительность – деревня тонула в густых клубах утреннего тумана.
Спугнув сонно выдергивающую у соседского сарая сено олениху, мы поехали исследовать реку выше по течению, в районе деревушке Манста. Кое-где в подлеске просвечивали просеки и дорожки. Некоторые выводили во дворы домов, некоторые – на берег реки. Сообразив, что “Laggerplatz” это то, что нам нужно, мы проскочили по одной такой просеке до воды. В конце грунтовки показалась расчищенная площадка, с пронумерованными местами для кэмпингов. Аккуратная табличка на шведском и английском гласила, что если для того, чтобы расположиться здесь лагерем, необходимо заполнить прилагающуюся анкету и засунуть её, вместе с оплатой, в специальный ящик. У костерища лежали заботливо собранные сухие дрова, а чуть поотдаль стоял вагончик туристов.
Широкая вода всегда провоцирует использование крупных приманок. Но этим утром они не принесли поклевок. Пробовал пойти по воде– несколько шагов от берега, и вода сразу доходила до пояса, а течение подхватывало ногу, когда переступаешь. Плавание в тумане при температуре воздуха +4 в мои планы не входило и я прошел выше берегом. Красота местных проток и леса постоянно отвлекала от ловли, заставляла браться за фотоаппарат. Я шел по ковру из трав, грибов и брусники и голубики, поразившему меня своим многоцветием и изобилием. Покрытый росой олений мох – ягель - был похож на снег.
Солнце потихоньку отвоевывало себе деревья и валуны, но победило оно не сразу, а неспеша, не так, как случается по утрам в южных широтах.
Только к десяти утра Солнце справилось с остатками ночной сырости и впадающие в главное русло потоки искрились миллионами солнечных зайчиков.
Темное дно реки придавало воде густой дубовый оттенок, удивительно контрастируя с тронутыми позолотой берегами.
Реки в этом районе еще сто лет назад использовали для сплава топляка, расчистив русла от валунов и заторов. Но после войны, спохватившись, шведы вдруг обнаружили, что популяция хариуса и ручьевой форели стремительно сокращается, оставшись без естественных убежищ и нерестилищ. Поэтому, в рамках программы по восстановлению рыбных запасов, в реку снова затащили валуны, реставрировав первоначальный рельеф.

Я, признаться, люблю пасмурную погоду, даже дождь: с водонепроницаемой экипировкой даже интересно бросить вызов стихии: снизу на тебе забродные штаны, а сверху - куртка. Но пока, третий день подряд, погода была солнечной. Кое-где, на поворотах реки, собирались в дорогу перелетные птицы – гуси, утки, бакланы.

Выйдя к глубокой протоке перед небольшим островком травы, мне удалось поймать ручьевую форель. Янтарная вода и темное дно дарят форели Даларны богатейшую расцветку. Сопротивлялась эта небольшая рыба мощно, вводя в заблуждение при вываживании.


Солнце неспешно катилось за лес, и наступал условленный час, когда мы должны были забрать Стива. Около семи были уже у домика, попытавшись после ужина спуститься с реке за щукой. Но, к сожалению, кроме нескольких злых пустых щучьих поклевок и пары хороших кадров, вечером поймать ничего не удалось.

За нашим домиком стоял скат-убежище от дождя - тоже наша собственность на неделю. Внутри удобные деревянные скамейки и очаг. В один из дождливых дней Стив лихо нажарил там стейков.