суббота, 13 августа 2016 г.

Вечерняя прогулка по Лепене


В июле снова попал на Лепену, причем практически случайно, уже далеко за три часа дня. День начинался хмуро и серо, дождем да ветром, и мы решили уехать из Краня, где отдыхали, сначала в район Бохинской Быстрицы, а потом – через перевал. Хорошо, что один мой приятель надоумил – вместо того, чтобы два часа бросать руль то влево, то вправо по перевалам, заехали прямо с машиной на платформу поезда и уже через десять минут жуткой тряски в темном туннеле, съезжали с нее на второй стороне перевала, в деревушке Преддвор. 

DSC_1537 
Чем ближе к Лепене, тем солнечнее: и вот уже знакомый поворот меж узких белых скал и мы на месте. Настолько была разительна разница между угрюмыми склонами Кокры и веселыми лугами Лепены, что мы без колебаний остались тут на ночь, оплатив уже оплаченную в другом месте ночь в гостинице, без зубных щеток и сменной одежды (для нас это серьезные лишения). 

DSC_1586-2 
Реку эту я помнил хорошо и понимал, что мне нужно всего несколько часов, чтобы удачно здесь половить. Тем более, что утро было дождливым, многие рыбаки просто остались дома и на этом участке было продано всего несколько лицензий вместо обычных 15-20. Помня свои неудачи этого мая, сразу беру «пятерку»: у меня нет времени на исправление ошибок, нужно реализовать как можно больше поклевок. На этой реке два типа мест: первый – очевидные, с ярко выраженными омутами, где стоящую в тени деревьев рыбу хорошо видно. Сюда водят богатеньких туристов доморощенные словенские гиды. Создается ощущение, что сегодня в Словении переверни любой камень – найдешь под ним двух-трех таких «гидов», вся связь которых с рекой – наличие надаренных клиентами снастей, нелепой шапки и хорошего английского. Ну и, конечно, желания легко подзаработать деньжат, по 150, 200, а то, если повезет, и 450-600 евро за день. Гиды такие не живут ни рекой, ни нахлыстом, а просто хорошо знают местность и наработали определенные навыки для того, чтобы средний рыболов поймал под их чутким руководством среднюю, не трофейную, рыбу. Второй тип мест – небольшие и малоприметные заводи, где стоят одна-две рыбы, но трофейные. Тут ловят те, кто приходит сюда сам, имеет опыт ловли и хорошо читает реку. Неочевидность таких мест и сложность их обнаружить с лихвой окупается тем, что рыба в таких местах менее пуглива - ее реже ловили. Начинаю я на первой же точке – как раз из очевидных. Но из-за хмурого утра на реке никого, это вселяет надежду на результат. Я посылаю вверх по течению Goddard Caddis #16, он вызвает интерес, но рыба очень осторожна: малейшее мое движение или неправильный дрейф мушки – и форель разворачивается. Ставлю очень крупную мушку - №6 – на такие тут мало кто ловит. Это достаточно реалистичная имитация бабочки веснянки. Поклевка, упористое сопротивление и... мраморная форель – редкость, желанный трофей любого рыболова в Словении – становится первой пойманной мной рыбой.

  DSC_1628

DSC_1643

DSC_1647 
Мощный, мощнее, чем у «радужки», хвост, уникальный узор чешуи – не гигант, но красавец, любо-дорого посмотреть. Аккуратно возвращаю его в струю.

DSC_1653 
Уходим выше – уж слишком часто с деревьев начинают падать на нас клещи. Место тут более открытое, нет нависающих над рекой ветвей (и клещей). Привязываю любимую приманку – черный Stimulator #6, разворачиваю шнур.

  DSC_1693 

Несколько проводок, и радужная форель начинает свой красивый танец – «свечки» , стремительные выходы поперек потока, рывки на глубину, к корням поваленного дерева. И снова рыба некрупная, но превосходно окрашенная.
  DSC_1736

Оплата за гостиницу включает ужин и завтрак – время к шести, поэтому мы возвращаемся. Ужин не посрамил бы приличный обед – суп, запеченая на углях форель, салат, десерт, напитки – на реку я возвращаюсь только через час, уже один. У меня занимает время найти малозаметный поворот и перекат с поваленной сосной на другом берегу - в мае у меня здесь сорвалась крупная форель. Место узкое, да и вечереет - так что попыток поймать у меня немного. Несколько проводок по внешнему краю струи – и клюет уже почти под кончиком удочки. Рыба снова крупная, причем когда удается развернуть её, она бросается в мою сторону и я не успеваю среагировать. Вместо того, чтобы отбежать назад по берегу, я лихорадочно пытаюсь вымотать провисающий шнур рукой. В воде передо мной показывается широкий бок с розовой полосой и шнур провисает. Опять! Смеркается. Ухожу на любимое место Лёни. Пересекаю речку и встаю за скалой, так, чтобы дать моей мушке как можно дольше оставаться в зоне возможной поклевки. И поклевка следует почти сразу же, да какая – с мощным, с вспениваением, ударом головы. Форель явно тоже торопится перекусить последний раз за сегодня – ведь наступает ночь. Потихоньку вывожу рыбину к подхватке. Ассистировать мне некому – поэтому балансирую между необходимостью отпустить добычу как можно быстрее, чтобы сохранить ее, и желанием не форсировать события, чтобы не упустить рыбу. Сначала я не верил, что смогу завести рыбину в недавно купленную подхватку – но у нас все получилось.

DSC_1779

DSC_1793 
Уплывая, рыба машет мне на прощание пятнистым широким хвостом. Привет и тебе, будь осторожнее, тут есть и те, кто покупает лицензию «поймай и убей».
  DSC_1796

Становится прохладнее и почти темно. Время возвращаться в гостиницу. Надеюсь, что я когда-нибудь вернусь сюда снова.

Расстановка колец на (нахлыстовом) удилище.

Если вы сами собираете свои удилища (так, как это делаю я), заметки по вопросу расстановки колец на бланке могут быть вам полезны.
Что такое «спина» бланка?
Как правило, у любого углепластикового или стеклопластикового бланка есть определенная направленность – у бланка есть «спина» (наверное – от англ. “spin”).
«Спина» или шов возникают в процессе создания бланка, когда углепластиковое или стеклопластиковое волокно сворачивается, собственно, в конусный бланк. Более тонкое место вдоль бланка и является его швом («спиной») (представьте себе процесс в разрезе – это там, где уже закончился край материала и куда не дошел второй его конец).
Вы можете легко определить место нахождения шва, уперев тонкий конец секции под углом 45 градусов в гладкую поверхность, немного выгнув бланк и вращая его. В какой-то момент бланк займет определенное положение («прыгнет» в определенную позицию). Это и есть шов бланка: внутренняя сторона– наиболее мягкая на бланке, внешняя – самая жесткая.
Как правило я отмечаю шов специальным карандашом прямо на бланке или заранее приклеиваю куски малярной клейкой ленты и делаю отметки на ней.
Я нашел «спину» - что теперь делать?
После того, как вы определили, где находится шов бланка, у вас есть четыре варианта сборки:
1.       Расположить кольца по выгнутой (наиболее мягкой) линии бланка. Такая удочка будет жесче в момент посыла шнура вперед.
2.       Расположить кольца по внешней (наиболее жесткой) линии бланка. Такая удочка дасть большую мощность при вываживании, так как в момент нагрузки будет работать наиболее жесткая ее сторона.
3.       Можете просто забить: расположите кольца где угодно – так делают большинство фабричных производителей. Нахлыстовые удочки, как правило, многоколенны – где-то кольца попадут на слабое место, где-то – на сильное, где-то посередине – результат может быть интересным.
4.       Расположите кольца под углом 90 градусов к шву. Так собираю бланки  я – ведь в нахлысте важно добиться симметричной работы удочки при «оверхеде» и других стилях заброса. Такой способ расстановки рекомендует легендарный Дон Грин (Don Green), собирающий удилища для Sage и Fenwick.
Заброс такими удилищами – очень аккуратный и точный, а удочка загружается симметрично при отыгрывании шнура, и вперед, и назад.
Честно?
Тема «Что делать со «спиной» бланка?» служили и продолжает служить поводом для многих Интернет-баталий, но когда удилище полностью загружено энергией разогнанного шнура, влияние шва бланка на заброс или на вываживание – минимальное. Поэтому то, как вы установите кольца относительно «спины» имеет гораздо меньшее значение, чем качество самого бланка, правильный выбор фурнитуры и удачная расстановка колец.
А, и сделайте мне одолжение – не ищите «спину» на самом толстом колене (4-м, 5-м) нахлыстового удилища. Не тратье сил зря – влияние шва этой части на заброс или вываживание стремится к нулю.
Буду рад, если эти заметки пригодятся вам,
Удачи!

Борис Гейль