вторник, 1 июля 2014 г.

29.08.13, ручей Рут, хариусы и проишествие с бензином

Французская поговорка гласит: «Сухой рыбак и мокрый охотник являют вид печальный». Не имев никогда пристрастия к рыбной ловле, я не могу судить о том, что испытывает рыбак в хорошую, ясную погоду и насколько в ненастное время удовольствие, доставляемое ему обильной добычей, перевешивает неприятность быть мокрым. 
И. С. Тургенев, «Живые мощи», 1874 г.

Прогноз на двадцать девятое обещал пасмурную, временами дождливую погоду. Мы решили подняться вверху по ручью Рут, чтобы исследовать десятикилометровый отрезок реки.
Место это было всего в 30 километрах к северу от Альвдалена, но вдруг, после пересечения очередного мостика, асфальтовое покрытие исчезло, и дальше нас повела вполне сносная грунтовка.
Справа и слева от машины мелькали маленькие хутора и летние домики, а еловый лес стал гуще. У указанной точки мы нашли съезд с дороги, где можно было приткнуть машину, и вышли к реке. Небо затянулось свинцовыми тучами, снизу по реке тянул холодный осенний ветерок. Я быстро нашел на берегу следы старого костерища, и занялся разведением огня, так как было очевидно, что без костра высидеть на берегу даже час будет тяжело.
Сухие ветки валежника загорелись скоро, а через несколько минут в широкой двухметровой зоне костерища было сухо и тепло. Я перенес наши вещи поближе и зашел в воду.

Прямо напротив нашего импровизированного лагеря был утес и несколько интересных валунов в воде.
Полавливая мелкого хариуса, мы время от времени выходили к костру погреться, подбросить дров и выпить стакан чаю.
Небо затянуло тучами и начал накрапывать сначала мелкий, а потом уже по-честному сильный дождь. Сначала я надеялся на скорое его завершение, накрывая костер крупными бревнами и переворачивая их, создавая навес от капель. Но вскоре стало понятно, что непогода пришла надолго. Вика ушла в машину, а я накрыл рюкзаки специальным чехлом, защищая их от воды, предоставив костер самому решать – гаснуть или продолжать бороться.
Стив ушел ниже по реке, за поворот. 

Я принял решение эвакуировать Вику в домик, а потом вернуться за напарником, предварительно отметив на навигаторе точку. На будущее: стоит брать с собой водонепроницаемые пакетики и ручку с бумагой, так как никакой дигитальной связи у нас не было, и я не смог оставить напарнику весточку.

Проишествие с бензином
Стрелка топлива уже давно была возле нуля, а предупредительная лампочка горела. Я собирался заправиться до рыбалки, но напарник торопился на реку. Так что сейчас вопрос заправки стоял особенно остро: без нее я просто не смог бы забрать его.
В Альвдалене выяснилось, что ни одна из двух бензоколонок городка не держит этанол... "Поезжайте в Мору, это 4 мили, сэр" - сказала мне белобрысая девушка в турбюро. Ну, 4 мили - ерунда. И тут я развернулся на каблуках на выходе: "А сколько это, шведская миля?" "10 километров". Ох. Я не был уверен, что мне хватит горючего, но другого выхода не было - не бросать же "Вольво" тут... Кроме того, я не очень понимал, как происходит заправка газом. Может его в канистре и не привезешь?...
Не отводя глаз и прислушиваясь к звуку мотора, мы проделали 40 километров до Моры, на последних парах вкатившись на первую же бензоколонку. А еще через час я уже возвращался за Стивом.
Проезжая по околице Альвдалена, заметил бредущего по обочине зверька. Его движения не оставляли сомнений – выдра!
Несколькими километрами далее, лихо ввернувшись в поворот в сторону нужного ручья, я резко ударил по педали тормоза: на мостике, перекрывая мне проезд, стоял... вертолетик....

Гнездо Дракона
Через четверть часа я нашел своего напарника и выяснилось, что ниже по течению обнаружилось несколько интересных поворотов реки и плесов, на которых прекрасно клевал хариус. Мы сели в машину, а там, где подлесок разрывался потоком крупных овальных валунов, раскрашенных в красный, зеленый и коричневый мхом, припарковались и пошли к воде. Валуны были похожи на яйца сказочного ящера, за что место мгновенно получило свое название.
Через реку в этом месте был перекинут деревянный мосток с предупредительным знаком – только пешком!, на обоих берегах стояли летние домики.
И выше «кладки», и ниже её было достаточно интересных мест, и оставшиеся до заката часы мы уделили ужению хариуса на сухие мушки. Но максимальный размер, который приносил поклевки был на крючках №14.
Большинство мушек, которые используют в этом регионе, классика: из сухих это AdamsRoyal WolfSpinnerStimulator, а нимфы в почете самые примитивные, такие как Pheasant TailPrinceHares Ear.
Мой приятель-швед скептически относится к свои соотечественникам (ведь своих мы всегда судим строже), и считает выбор классических мушек признаком зашоренности. Я же усмотрел в этом дань традиции, достойную уважения, особенно когда речь идет о таком старинном способе ужения, как нахлыст.


Как только дождь переставал, хариус начинал активно питаться, выходя практически при каждой проводке. Ловля на сухую мушку – самая деликатная и сложная, но самая впечатляющая. Подаешь небольшую приманку на границу быстрой и медленной воды и следишь, чтобы течение не подхватило подлесок. Как только движение мушки становится неестественным, подлесок тащит течением – поклевки прекращаются. Но когда входишь в режим переброса шнура вверх по течению после приводнения мушки и выбираешь только необходимую длину шнура для кольцевого заброса, начинаешь получать удовольствие от этой медитации. Заброс, переброс шнура, сплав мушки, удар хариуса, прием рыбы в подхватку и вот, после того, как ты полюбовался алым парусом-плавником, ты отправляешь рыбу обратно в воду. Еще неделю после этой рыбалки я закрывал глаза и видел вылетающую из-за моего правого плеча петлю шнура. Завтра мы договорились продолжить исследование Рут ниже от Гнезда Дракона.

Комментариев нет: